Заметки финансиста

Подпишитесь на нашу рассылку

Солев в Коммерсанте

В этом разделе размещены статьи, опубликованные в разные годы в газете "Коммерсантъ" и связанные с деятельностью Солева.

«Финансовая стабильность организации. Возможности и вызовы современности»

27 сентября 2018 года Анна Львовна Вайнберг Аллен приняла участие в конференции Сибирского представительства газеты «Коммерсантъ». Она описала преимущества и перспективы развития факторинга как действенного инструмента торгового финансирования. Сегодня в России факторинг понимается только в узком смысле: доставка в торговые сети и отсрочка финансирования в этих торговых сетях. В мировой практике это гораздо более широкое понятие.

«Проблема российской экономики — очень низкий уровень доверия между контрагентами. При этом существуют большие торговые риски, которые не застрахованы нормальными финансовыми инструментами, уже принятыми в международной практике. Часто основной риск при поставке заключается в том, что страховка перевозки от поставщика до покупателя неполная и есть риск пропажи или порчи части товара при доставке. Этот рынок имеет колоссальный неудовлетворенный спрос»,— пояснила Анна Вайнберг.

По ее словам, факторинговые компании сегодня не попадают под регулирование и их потенциал крайне высок. «Сегодня мы организуем интегрированную платформу торгового финансирования, где присутствуют все элементы сделки, начиная от отгрузки товара поставщиком и заканчивая оплатой его покупателем. Все контролируется в режиме онлайн и страхуется. Также вместе с женевскими коллегами мы работаем над системой искусственного интеллекта в факторинге — имеется в виду анализ рисков»,— рассказала о работе над проблемой госпожа Вайнберг.

Полный вариант статьи, посвященной конференции, опубликован на сайте газеты "Коммерсантъ".

Интервью Льва Вайнберга электронной газете wek.ru "Натуральное хозяйство в России пойдет в рост"

Российский рынок готов отказаться от избытка импортной продукции в пользу отечественных товаров народного потребления. Популярностью у наших предпринимателей стали пользоваться профессиональ
ные деловые и финансовые консультации, которые помогут грамотно вложить деньги в реальные секторы экономики - к примеру, в строительство мясоперерабатывающего или молочного завода. За счет кризиса "в рост", наконец-то, пойдет родное производство продуктов первой необходимости. О настоящем и будущем российского бизнеса мы беседуем с основателем международного объединения (МО) "Солев" (одного из лидеров российского и зарубежного рынка консалтинговых услуг, успешно работающего уже более 15 лет), известным финансистом и общественным деятелем Львом ВАЙНБЕРГОМ.

Век: - Лев Иосифович, в условиях нынешнего финансового кризиса, как известно, многие российские предприниматели сворачивают задуманные инвестиционные проекты. Каково в этих условиях приходится консалтинговым компаниям?

- Консалтинговые фирмы в период кризиса, напротив, живут очень хорошо. За консультациями и советом к нам обращается масса людей, которые хотят понять, как им жить в период кризиса, куда плыть дальше.

Да, мы наблюдаем повышенную «паникообразность» по поводу нынешнего кризиса, но на самом деле, с точки зрения процессов, известных в мировой экономике, ничего ведь сверхъестественного не происходит. 15-20 лет назад Россия, что называется, сменила ориентацию, когда мы решили строить капитализм. А особенностью капитализма являются неизбежные кризисы перепроизводства в отдельных отраслях, они возникают неизбежно – читайте Карла Маркса.

Так вот, Россию сейчас захлестнул первый капиталистический кризис, причем в тех отраслях, которые явно находились в режиме перепроизводства. Например, строительная индустрия и, прежде всего, жилой сектор. Сами знаете, какой пир во время чумы происходил с ценами на квартиры, когда они уже превратились не в средство потребления населением, а в некие инвестиционные игрушки. Вместе со строительным рынком само собой «легли» и те, кто его обслуживал – производители цемента, металла, бетона, кирпича и прочие.

На том же фондовом рынке, скажем, единственный достойный вопрос, который сегодня обсуждается – размер венка, который нужно будет положить на его (рынка) гроб. Народ, который обжегся на российском фондовом рынке, явно нескоро туда вернется. Приведу пример: в августе 1998 года рухнул знаменитый рынок ГКО. И, несмотря на то, что спустя три года правительство приняло шаги, чтобы его реанимировать – инвесторы туда не пошли. Так и с фондовым рынком - чтобы люди туда вернулись, нужно, как пророк Моисей, сорок лет водить их по пустыне. Другими словами, должно пройти время и смениться поколение.

Но, хочу подчеркнуть, как всякая война заканчивается миром – так и любой кризис завершается подъемом. Причем, совсем не в тех отраслях, в которых он состоялся. Когда в стране был призыв: «Комсомольцы – в брокеры!», все бросились спекулировать на бирже. Сейчас мы призовем «Молодежь – по коням!» - значит пойдут поднимать производство.

Век: - Какие же в таком случае нас ожидают перспективы? На что в этих условиях сделают ставку сами предприниматели?

- К нам теперь приходят многие клиенты, которые совершенно справедливо хотят вкладывать деньги в реальный сектор экономики – строить заводы, например, по производству продуктов первой значимости. Мы весь мир можем завалить зерном, маслом, хлебом. А у нас «насосы» на границах работают только на всасывание продукции из той же Америки.

Сейчас у «Солев» прямо бум проектов по мясу, связанных и с разведением крупного рогатого скота, и со свинофермами – только за последние два месяца мы получили пять заказов. Консультируем, привлекаем ресурсы, организовываем финансирование, чтобы построить заводы по производству и переработке молока и мяса.

На днях у меня был советник губернатора Костромской области, который консультировался по поводу переработки сельхозпродукции, а также развитию лесного хозяйства. Кроме того, у нас договор и с правительством Дагестана – у них, прежде всего, фрукты, овощи, переработка и консервирование, а также виноделие.

В России сейчас около 86% консервированных продуктов – импортные. Зачем завозить к нам чужую кабачковую икру, когда у нас кабачки чуть не на дороге валяются. У нас хозяйки на кухне эту икру банками готовят – так неужели завод не сможет?

Или приехал к нам церковный староста из Тверской области. Воспитывает девятерых детей да еще сам производит на ферме мясную и молочную продукцию. И вот, пожалуйста, у него наготове план по расширению производства, нашел себе новый источник сырья. В местных лесах расплодилось невероятное количество диких кабанов – звери съедают до 20% посевов. А кабанье мясо намного лучше свиного, вот он и покупает теперь его у охотников. Не надо и за примерами далеко ходить: люди делают все, что только возможно на бытовом уровне, особенно когда они видят, что вот этого нам не хватает.

Хочу отметить, что все отрасли, близкие к товарам народного потребления, сейчас пойдут в рост, а импорт сократится, конечно, неизбежно!

Век: - Особенностью деятельности Вашей компании является организация долгосрочного финансирования бизнеса методом проектного финансирования. В чем отличие этого метода от обычных банковских схем?

- Проектное финансирование начинается только тогда, когда регресс на заемщика невозможен или затруднен и известная банковская схема «кредит-залог» в чистом виде не срабатывает. Скажем, для того, чтобы реализовать проект объемом 100 миллионов долларов, которые необходимы для строительства нового завода, терминала в порту или крупного бизнес-центра, необходимо предоставить приблизительно 150-200 миллионов долларов залога для банка в виде активов. А если залогов у вас нет или недостаточно?

В этом случае тогда уже наше дело – выстроить партнерские отношения, мы совместно будем искать решения для реализации проекта, чтобы мы были уверены в его окупаемости. Проектное финансирование – это наиболее сложный сплав различных форм и приемов организации финансирования инвестиционного процесса, развития и преобразования бизнеса.

Классическая схема, о которой я всегда рассказываю: Багамские острова и США вместе решили пойти в бизнес. Американцы по графе «прочие расходы», не задумываясь, спишут на кампанию 30 миллионов долларов, а Багамы соберут последние 30 тысяч долларов со всего населения. В этом случае деньги будут разделены в пропорции «1:1000», а риски – 50:50. Багамы в данном случае рискнули всем, что у них есть, а США, если эти деньги потеряют – не почувствуют. Так вот механизм разделения и структурирования этих рисков, это и есть проектное финансирование. Капитал вложил деньги, а партнер, который должен рискнуть всем, что у него есть, будет управлять производством. А мы, со своей стороны, учим клиентов, как им работать с банками, а банки – с клиентами.

Век: - И каков типичный клиент «Солев»?

- Человек, который научился управлять кроватной мастерской, сможет научиться руководить и крупным заводом. Наш клиент должен иметь опыт предпринимательской деятельности, какой-то капитал для риска и хорошую ясную идею в области, прежде всего, потребительских ценностей. Скажем, вы хотите построить стекольный завод, молочную ферму или, скажем, теплицу. Когда меня спрашивают, чем мы тут занимаемся, я говорю, что ищем по всей стране тех активистов, кто явно хочет работать и помогаем им. Схема такая, что все хотят сделать общее дело, но кто-то один хочет больше всех. Так что «Багамские острова» тоже должны рискнуть тем, что у них есть.

Век: - Лев Иосифович, многие говорят, что у Вас потрясающая деловая интуиция?

- Я могу сослаться на самый большой в моей жизни комплимент, который когда-то сделал мне Юрий Алексеевич Рыжов – бывший ректор Московского авиационного института, известный академик. На одном большом ученом совете, где находилось много профессоров, он сказал: «Вот вы все знаете, что надо делать, один Лева знает, чего делать не надо!». Действительно, чего делать не нужно, я знаю очень хорошо.

24.12.2008

www.wek.ru

Российские предприниматели: бизнес несмотря ни на что

Из книги "Бизнес несмотря ни на что. 40 историй успеха" под редакцией Макаркина (2007).

Из грузчиков – в … «гусары». Я родился 6 мая 1944 года в Куйбышеве, ныне - Самара. Родители оказались в этом городе в период эвакуации. Отец был главным технологом на военном заводе. Мама - учительница. В 1947 году мы вернулись в Москву, где с тех пор и жили. Я закончил два вуза: Московский авиационный институт по специальности "Двигатели летательных аппаратов" и механико-математический факультет МГУ, специальность – инженер-математик.
На мехмате я углубленно изучал теорию принятия решений, теорию моделирования, психологию научного творчества - в общем, то, что реально служит, если можно так выразиться, «концептуальной» основой бизнеса. Так что сегодня я не делаю ничего, что бы не соответствовало моему образованию.
Трудовая биография у меня довольно бурная. В связи с ранней смертью отца мне пришлось рано начать работать. Первая запись в трудовой книжке: рулевой на теплоходе "Дружба" Московского речного пароходства - я тогда учился в школе в девятом классе. Был также слесарем на заводе. К моменту поступления в первый институт сменил пять профессий, работал грузчиком почти на всех рыбных холодильниках Москвы.
В 30 лет защитил диссертацию. Мать у меня была кандидатом исторических наук, специалистом по эпохе Наполеона. Я прочитал массу книг о той эпохе. Так вот, у Наполеона был такой маршал Ланн, командовавший наполеоновскими гусарами. Он говорил, что «гусар, который не убит в тридцать лет - дрянь, а не гусар», тогда для меня это был девиз жизни. И как раз в день своего тридцатилетия я защитил диссертацию.

«Бизнес - моя профессия». После окончания МАИ меня оставили работать на кафедре в качестве научного сотрудника - изучал проблемы автоматизации эксперимента, испытания двигателей, метрологию, очень много занимался компьютерами. Группа из нескольких ребят под моим руководством разработала по тем временам весьма современное программное обеспечение для первых российских компьютеров. Ими заинтересовались французы, в результате чего мы им продали лицензию на нашу программу и около трех лет с ними сотрудничали. То сотрудничество плавно переросло в одно из первых в СССР совместных предприятий -«Интерквадро», ставшее лидером страны в компьютерной сфере. В 1988 году я получил правительственную награду - Премию Совета министров СССР. А в 1988 году началась и активная общественная жизнь: меня избрали председателем Ассоциации всех советских совместных предприятий с иностранцами - первой в СССР общественной организации предпринимателей.
По сегодняшний день я работаю в той сфере, в которой получил образование. Ядро нашего бизнеса - системотехника, создание и управление сложными социально-экономическими системами - крупными предприятиями, сложными холдингами и объединениями предприятий.

«Совместное приключение». Первая компания группы «Солев» была организована в 1990 году, буквально через три месяца после того, как был принят первый закон о частных акционерных компаниях. Имя «СОЛЕВ» появилось позже как аббревиатура имен семьи основателей: Льва Вайнберга («ЛЕВ») и моей жены - Софьи Ландау («СО»).
У меня с 1988 года, благодаря председательству в Ассоциации совместных предприятий, уже был огромный по тем временам организационный опыт. Российский союз промышленников и предпринимателей, Союз кооператоров, Ассоциация российских банков - все они созданы после 1988 года, то есть появились уже после нас.
Видимо, предпринимательского духа у меня в избытке. Плюс легкая примесь авантюризма. Ведь все совместные предприятия - adventures - произошли от слова "приключения", можно сказать, что это - «совместное приключение». Туда шли самые разнообразные люди: бывшие кооператоры, теневики, комсомольцы - в общем, масса странных людей со странными биографиями. Сегодняшних высших школ экономики не существовало, и люди приходили из других отраслей знаний. У меня - одного из немногих - было системное образование: я же мехмат окончил по этой специальности. Такое образование в «стартовом» бизнесе конца 80-х годов имели единицы.
Мы сразу позиционировались как консалтинговая компания, и с 1990 года занимаемся консультированием в области инвестиционного и проектного финансирования. Я вообще занимаюсь только тем, что умею. А умею я объяснять людям, как строить бизнес, как привлекать инвестиции. В начале 90-х годов даже слова такого - «инвестиции» - не знали. Бизнеса, которым мы занимаемся, в СССР не было - его пришлось создавать с нуля. Сейчас это уже странно воспринимается, но банков в то время тоже не существовало. Я, кстати, много лет был одним из соучредителей «Инкомбанка», членом совета директоров этого и еще ряда банков.

Страшно ли начинать бизнес? На этот вопрос когда-то хорошо ответил Д’Артаньян. Был такой эпизод, когда он приехал на пегой лошади в Париж и на следующий день попал в стычку на стороне мушкетеров с гвардейцами кардинала, ранив при этом предводителя гвардейцев. "Мальчик - и ранил гвардейца! Тебе было страшно?" - спросил его король. "Нет, ваше величество, я хорошо знал теорию", - ответил он. Д’Артаньян действительно хорошо знал теорию фехтовального дела, у него был хороший учитель. Он действовал по теории, и этого оказалось достаточно.
Вот и я так же: абсолютно точно представлял себе главные концепции организации бизнеса, очень много читал и знал. Хорошо понимал, куда мы придем, потому что до нас бизнес был построен во многих местах на земле. В учебнике по финансам «Euromoney» описаны 283 вида финансовых операций. В России длительное время было только две. Одна называлась кредитом, другая - депозитом. Сейчас начались вроде бы «новые» открытия - факторинг, форвейтинг, лизинг и т.д. Но все это давно описано в книжках, здесь нет нашего изобретения.
Сам финансовый бизнес, его основа, придуманы финикийцами 3000 лет до н.э. Поэтому в этой области ничего нового придумать нельзя. Изменились товары, дома, появились телевизоры и компьютеры, но взаимоотношения людей не меняются. Сейчас мы с удовольствием читаем исторические книги и смотрим фильмы про древние эпохи, обнаруживая, что и там так же любили и ненавидели. В мире вечного существуют лишь две вещи: любовь и частный бизнес. Все остальное преходяще...
Я и сейчас продолжаю читать всю литературу по профилю. Моя квалификация неоднократно подтверждалась. Например, я четыре года после «Интерквадро» работал консультантом компании IBM в России, став первым советским гражданином, числившимся в американской корпорации. Мне многое приходилось делать первым в нашей стране. Я был Председателем совета директоров Российского банка реконструкции и развития, участвовал в создании компании «Интерфакс», в учреждении двух новых телеканалов, кучи бирж, акционерных обществ, фондов, общественных организаций.

Любовь и бизнес - вечны, потому что меняются. В консалтинговом бизнесе основной капитал - это люди, поэтому с ними и связаны основные риски. Во-первых, нужно уметь видеть перспективные на данный момент направления экономического развития. Во-вторых, необходимы хорошо обученные кадры. И я стараюсь эти кадры сам ковать.
Основная масса наших сотрудников - до 30 лет. Очень много вышедших от нас ребят работают в банках, в управлениях проектного финансирования. Наша компания - живой организм. Люди у нас меняются. Конечно, есть те, которые у нас давно работают, но много и тех, которые поучились и ушли, потому что в этом месте у них не было перспектив роста, а, например, в дружеской нам структуре - были. Расставался я с людьми по-разному, но всегда - с пониманием. Хотя бывают сотрудники, с которыми хочется расстаться побыстрее - это расплата за кадровые ошибки.
Если ты профессионально занимаешься бизнесом, должен уметь непрерывно перегруппировывать силы. Существует теория системотехники, она распространяется в том числе на формирование малых коллективов. Известно, что в больших коллективах всегда формируются кластеры в 5-6 человек. Средний период распада такой группы – четыре года. То есть если создалось устойчивое образование, оно просуществует 4-5 лет и после этого должно смениться другим кластером.
Это как вода. Она ведь кажется единым неизменным целым, но при этом состоит из множества частей. Вечное построено на том, что нечто непрерывно меняется. Как любовь.

Предприниматель – профессия от рождения. Бизнесмены - в переводе «деловые люди». То есть просто люди, которые делают дела. Они по натуре своей должны быть предпринимателями. Но их в обществе существует лишь небольшой процент, обычно не больше 0,2-0,4% населения.
Психология бизнеса, творчества, основы системотехники построены на понимании, что, в конце концов, люди - биологическая субстанция, и они также подчиняются законам биологии. Люди похожи на популяцию, скажем, кроликов или волков. У них есть нормальная функция распределения по Максвеллу. Всегда есть альтернативные группы. Если есть правые радикалы, всегда возникают левые - и наоборот, потому что одно должно уравновешиваться другим.
Среди них обязательно возникают лидеры. Если отстреливать лидеров или менять их, форма распределения меняется уже на аномальную. Что и происходило в Советском Союзе сначала в Гражданскую войну, потом в 1937 году, потом во время мировой войны, потом после нее. Поэтому тогда функция распределения отличалась от нормальной. В моменты противостояния она меняется на дихотомию: популяция расслаивается на "красных" и "белых". Одно стадо кроликов - в одну сторону, другое - в другую.
Ясно, что количество людей, обладающих предпринимательской способностью, должно быть небольшим. Потому что популяция, состоящая из одних предпринимателей, крайне неустойчива.
Кому на роду написано быть предпринимателем, тот должен понимать, что остальные не менее полезны, каждый - в своей нише. Возьмем шире: гордиться национальностью - то же самое, что гордиться своим рождением во вторник. Так же и в предпринимательстве. Тебя Бог привел в предприниматели, а соседа - в адвокаты. Ну и что? У каждого - своя судьба. Чем эта профессия лучше, чем профессия врача? У доктора - один набор личностных качеств, у полицейского - другой, у следователя уголовного розыска - третий, у повара - четвертый...

Психология предпринимательского творчества. Бизнес всегда связан с риском. Естественно, любой риск - это в большей или меньшей мере просчитанная авантюра. Есть очень много людей, которые стараются жить без риска - у них это в природе заложено, они - не предприниматели.
Профессия бизнесмена требует от человека двух вещей. Первая - он должен непрерывно принимать решения. Ежедневно, иногда даже ежеминутно. Вторая - он должен взвешивать риски. Анализ рисков - это и есть его профессиональная деятельность. Бизнесмен должен уметь принимать взвешенные решения, памятуя, что за ним чаще всего стоят большие группы людей. То есть нужно руководствоваться принципом, который сформулировал Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого мы приручили».
У предпринимателя - свои, особые свойства характера. Нужно быть спокойным, уметь считать риски, варианты. Нужно иметь ярко выраженное ассоциативное мышление, находить не всегда очевидные взаимосвязи - то есть необходимо не только линейное, но обязательно ассоциативное мышление. Все эти требования для предпринимательской креативной деятельности, где надо что-то придумывать и творить, подробнейшим образом изложены в психологии научного творчества. Такие книги не только бизнесмены, но и журналисты обязаны знать наизусть. В порядке шутки, хочу сообщить, что авторство, на мой взгляд, наиболее важного принципа принадлежит моему дяде, который всегда говорил, что «жизнь человека состоит из неприятностей, а временное их отсутствие называется радостью». Предприниматели - люди, которые это понимают.
Безусловно, необходима профессиональная подготовка. Книжки надо читать. Постоянно следить за ситуацией. Бизнес - это не игра, не рыночная спекуляция. Считающие, что бизнесмены - это те, кто играют в фишки на рынке, имеют неправильное представление. Надо много чего знать, понимать взаимоотношения людей, очень хорошо знать научные основы своей профессии. Люди, которые могут сочетать качества глубокого знания предмета с ассоциативным мышлением и достаточной психологической устойчивостью к стрессам, которые обладают разносторонним пониманием событий, одновременно умея свести все к одному знаменателю, - вот они могут стать предпринимателями.

Когда войти в текущую реку. Сегодня благоприятные, просто шикарные условия для вхождения в бизнес. Странно, что в этом многие сомневаются. Простая аналогия: человек пришел на берег реки, где находится пляж. Пришел в данный момент времени, а река течет уже тысячу лет. Правильный ли он выбрал момент вхождения в реку? Странноватый вопрос, не правда ли? Так же и с бизнесом. Повторюсь: в мире вечны только две вещи - любовь и частный бизнес. В какой бы момент ты не пришел в бизнес, тебя всегда примут. Если открыть журнал «Секрет фирмы», в каждом номере - истории о людях, которые создали новый бизнес: думали, делали, работали.
Да, не все преуспели и преуспевают. Но это нормально. На Клондайке сколько золотоискателей обогатилось, когда нашли золото? Единицы! А погибли сотни. Люди вообще помнят только тех, кто стал первым. Я часто привожу такой пример. В 1961 году Юрий Гагарин первым полетел в космос, и журналисты французского радио брали по этому поводу интервью в парижском трамвае. Вопрос был один: «А вы хотите полететь в космос?» Отвечали по-разному. Одна девушка ответила: «С месье Гагариным - хоть на Луну!» Наконец добрались до старенького кондуктора, который сказал: «Нет, не хочу» - «Почему?» - «А зачем?»
Все знают, кто первым перелетел Ла Манш - это был Блерио, а кто был вторым, не знает никто. Вот сейчас спроси детишек, кто был вторым космонавтом, едва ли один из ста ответит. Первый - да, Гагарин. А второго не помнят, третьего - тем более.

«Отцы» и «дети» отечественного бизнеса. Отличаются ли те, кто сегодня идут в бизнес, от своих коллег пятнадцатилетней давности? По личностным качествам - нет. В предприниматели и три тысячи лет назад шли люди, обладающие определенными личностными качествами. По уровню образования - безусловно, отличаются. Народ сейчас сначала хоть как-то пытается выучиться. Так, чтобы директорами крупнейших компаний становились бывшие врачи, гинекологи, прокуроры - этого сейчас уже нет, а тогда было. Пятнадцать лет назад, в 90-е годы, было легче начать бизнес, потому что люди шли, что называется, "на новенького". Но чем-то - и тяжелее: не было совсем никаких знаний, и их негде было взять. Тогда нужно было быть самородком. А сейчас достаточно почитать соответствующую литературу и поучиться - уже есть у кого.
Мне странно слышать, что кого-то сегодня страшит отсутствие начального капитала - мол, надо же арендовать офис, нанять сотрудников… Предприниматель, который начинает с позиции «нанять сотрудников» - уже начальник, а не предприниматель. Есть замечательная история. Директор нанимает нового инженера на работу. Долго его расспрашивает и потом говорит: «Нет, парень, инженером ты работать не можешь, ну разве что - главным инженером». Ну что это за предприниматель, который думает о размере офиса? Если это - главное, значит, ты кормишь арендодателей, а не себя. Когда я начинал, у меня было на руках 400 граммов спирта. А через год я управлял СП «Интерквадро» с годовым оборотом в 65 миллионов долларов.
Бизнес предполагает профессионализм. Сюда, как и в любую сферу человеческой деятельности, должны идти люди, чувствующие призвание, которым всю жизнь не скучно вставать каждый день в 6 утра и работать до 7-8 вечера в своем офисе. Причем получать от этого искреннее удовольствие. А это возможно только в том случае, если речь идет о призвании. Настоящий предприниматель проводить на работе столько времени, сколько нужно. Бизнес - это жизнь нон-стоп. К этому можно приспособиться. Мои сотрудники иногда уходят около двенадцати ночи. Но есть же, например, врачи, которые работают запоями. Связи между трудоголизмом и родом деятельности, на мой взгляд, не существует.

«На буржуев смотрим свысока?» Народ постепенно стал понимать, что, оказывается, нет ничего страшного, если в стране живут богатые люди. По сути, вся буржуазия, все, кто своим трудом чего-то добились, ориентированы на нормы протестантской морали. В любой профессиональной среде люди знают, кто просто «удачно подсуетился», а кто заработал свой капитал честным трудом. К последним совершенно другое отношение. Собственно говоря, в психологии известно, что сильнейшей мотивацией людей, большей, чем даже секс, является стремление выделиться среди себе подобных. В своем кругу все знают, кто есть кто.
Отношение общества к бизнесу еще будет меняться. Страна развивается в этом вопросе семимильными шагами. Темп, конечно, бешеный. Стаж - год за три, как на фронте. Мы придем к тому же, к чему приходят все. Почему тысячелетние традиции нас не должны касаться? Ведь изменилась же культура партнерских отношений в бизнесе - стала на порядок выше, особенно с 1998 года. И общество к этому придет.

Максвелловское распределение. С момента моего попадания в бизнес в СССР/России сменилось достаточное количество правительств, по моим подсчетам - 28. Поэтому к проблеме отношений «государство-бизнес» я отношусь как к дождю. В принципе люди, которые сегодня возглавляют экономический блок, делают то, что им положено. Даст Бог, так и дальше будет. А когда есть явные приметы неразумных решений, жизнь поправляет. Чиновник, кстати - тоже профессия. Есть люди, которым нравится идти в министры, там тоже желательно, чтобы было нормальное - максвелловское - распределение.
Путина недавно спросили, что он будет делать после 2008 года. А он говорит: в бизнесмены не пойду, это не моя психология. И действительно не пойдет, потому что здесь другая мера и качество рисков, другая процедура принятия решений, все другое. По сути, Путин, чтобы стать бизнесменом, должен был бы резко сменить профессию, мотивацию, систему ценностей.
Да, иногда идут из бизнеса в политику и наоборот. Есть примеры, когда человек был бизнесменом, а стал политиком. Костя Затулин был бизнесменом. Через некоторое время понял, что это не его, и ушел в другую сферу. Сейчас он депутат Думы, защитник соотечественников. Костя Боровой тоже в политику ушел. Та же Хакамада, которая была помощником Борового на бирже, теперь -политик.
Но когда политик переходит в бизнес, он, как правило, становится вице-президентом по связям с общественностью. В редких случаях я видел, чтобы кто-то стал собственно предпринимателем. Люди реальные профессии не меняют. Взять, к примеру, менеджера и собственника - чем они отличаются? Мотивацией. Внутренним устройством. Человек, который начинает менеджером, тоже редко становится собственником.
А те, кто понял, что пошли не туда, переквалифицировались, стали менеджерами, ушли на госслужбу. Таких примеров много. Те же, кто устойчиво стал на предпринимательскую дорожку, преодолеют любые трудности. Вообще человек становится нормальным бизнесменом, когда он три раза разорился. Но если у человека призвание - предприниматель, он не сможет стать никем другим.
Я тоже не раз испытывал резкие потрясения. Сначала была эпоха совместных предприятий. Потом ввиду некоторых обстоятельств я с большим надрывом уходил с поста генерального директора СП, в результате устроился на работу в IBM. Начал почти с нуля. После 1998 года тоже пришлось многое пересматривать, практически создавать новую команду. Но личностные качества и убеждения не меняются.

«Скамейка запасных». Главная проблема отечественного бизнеса - отсутствие хорошо выученных, опытных менеджеров и недостаточная квалификация предпринимателей. Чтобы менеджер вырос в топ-менеджера, нужно 15 лет - средний возраст созревания. Американцы неоднократно проводили соответствующие исследования. Лучший возраст для топ-менеджера - 47 лет.
Если сравнить западных предпринимателей с российскими, то по психологическим качествам они ничем не отличаются. И те, и другие - "финикийцы". А по традициям и характеру взаимодействий у них такая же разница, как, например, между русским и немцем. Профессиональная основа у предпринимателей одинакова, а культурная среда - разная. У западных бизнесменов более длинная «скамейка запасных». Если тебе нужен рядовой менеджер, ты даешь объявление, и к тебе приходит масса профессионально обученных людей. У нас такого пока нет.

Билл Гейтс и другие. Это все придумки Немцова, который ввел в оборот термин "олигарх" - смесь политики и крупного капитала. Сколько у нас их - десять, пятнадцать? Разве это важно? Нужно, чтобы появлялись реальные крупные и крупнейшие предприниматели, занимающиеся бизнесом, а не политикой. Кто-то говорит: «Но ведь собственность уже всю поделили!» Ну и что? Выдающийся предприниматель Билл Гейтс поднялся на идеях своего интеллекта.
И у нас такие люди тоже существуют. Люди подымают бизнес с нуля. Один мой знакомый делает отличные деньги на торговле обычным строительным песком - нашел свою нишу и работает. У меня есть клиент, который начал свой бизнес с торговых палаток, даже не имел высшего образования. Сначала занимался торговлей молоком, потом пошел учиться. Читал, писал, слушал. Построил завод по обработке торфяных удобрений. Окончил институт, курсы финансовой академии, выучил английский. В итоге за семь лет поднял свой бизнес с нуля до 150 миллионов долларов - сам, один! Уважаю.

Бизнес несмотря ни на что. 40 историй успеха
Под редакцией А. Макаркина
МакЦентр, 2007 год
С 1992 года Центр политических технологий проводит масштабное исследование предпринимательской культуры в современной России.
Исследования, проведенные в первой половине 90-х годов, составили основу книги «Бизнесмены России. 40 историй успеха».

Создание Интерфакса

О ключевых событиях первых лет жизни агентства рассказывает основатель и бессменный руководитель Группы "Интерфакс" Михаил Комиссар.

Часть рассказа, посвященная роли Льва Вайнберга в создании агентства "Интерфакс", выделена курсивом.

Москва. 9 сентября. INTERFAX.RU - В июле 1989 года (споры между очевидцами по поводу более точной даты продолжаются), когда набирали обороты перестройка и гласность, появилось первое в СССР независимое информационное агентство - "Интерфакс".

Михаилу Комиссару и еще нескольким журналистам, работавшим в Гостелерадио СССР, на Центральном радиовещании на зарубежные страны, удалось выбить согласие руководства не мешать созданию непрофильного продукта и... всего одну комнату.

По чистой случайности в популярном журнале "Наука и жизнь" энтузиасты натолкнулись на информацию о новых технологиях, которые позволили "Интерфаксу" обойти монополию ТАСС на его огромную сеть телетайпов.

О ключевых событиях первых лет жизни агентства рассказывает основатель и бессменный руководитель Группы "Интерфакс" Михаил Комиссар. А по данной ссылке Вы можете ознакомиться с юбилейным выпуском журнала "Ваш "Интерфакс" - ключевые события в истории России и наша работа.

О перестройке, гласности и Гостелерадио

Объективной причиной создания агентства послужила политика гласности и другие изменения в стране. Многое стало возможным - ощущение этого буквально витало в воздухе. "Огонек", "Аргументы и факты", привлекавшие людей интересными и злободневными материалами, переживали тогда пик своей неслыханной популярности. Появились независимые печатные издания.

А вот телевидение, радио и единственное информационное агентство ТАСС из-за влияния на огромные массы людей оставались под тотальным контролем высшей власти - ЦК КПСС. Это в полной мере относилось и к иновещанию, где мы работали в редакции информации. В общем, страна зачитывалась Коротичем, а мы имели много интересной информации, которую невозможно было использовать.

В тот момент я был заместителем главного редактора главной редакции информации радиовещания на зарубежные страны, в моем подчинении находились около 200 сотрудников. Главная редакция информации была ключевым подразделением, которое готовило базовую информационную продукцию для вещания на все страны мира. В частности, мы делали так называемые часовые блоки новостей - при этом я отвечал за освещение событий в СССР (другой заместитель главного редактора - за международную жизнь).

Ко мне поступало большое количество информации, которая подвергалась жесточайшей цензуре. Довольно часто нашему начальству звонил контролировавший Гостелерадио Лигачев, и сверху эхом доходило: "Егор Кузьмич разрешил... запретил... рекомендовал...

В общем, "гласность" в стране - и нехватка ее в отдельно взятом Гостелерадио - была объективным фактором, способствовавшим появлению независимого информационного агентства.

Другой фактор заключался в наличии у нас огромного количества очень интересной, "вкусной" информации, которая оставалась за бортом, поскольку не вписывалась в те критерии, по которым отбирали информацию для наших блоков новостей.

Как все начиналось, или "Одобрение" Яковлева

А непосредственным толчком к созданию "Интерфакса", как ни странно, послужило... приглашение на прием в индийском посольстве. Я разговорился там с иностранными дипломатами, которые спросили у меня, почему мы не делаем транскриптов своих передач, как это принято на многих радиостанциях в мире. У вас, говорят, сейчас в стране происходят очень интересные события, но не всегда есть возможность прослушать ту или иную беседу с экспертом, политологом, социологом. Вот если бы вы выпускали еще версии на бумажном носителе, мы, уверяли меня дипломаты, могли бы их даже покупать.

Это было первым импульсом. Но на запуск проекта ушло два года. Я ходил по инстанциям, объяснял, уламывал, находил дополнительные аргументы. Идеей горел один я, а против меня была целая система, без санкции которой я бы сделать ничего не смог.

И я эту санкцию получил. Как? Пришел однажды к Александру Яковлеву, который тогда был ближайшим соратником Михаила Горбачева и, по сути дела, вторым человеком в партии, взял у него интервью и в конце беседы за чаем с сушками сказал: "Александр Николаевич, тут идея такая есть - объяснять иностранцам сущность нашей перестройки. Не понимают они ничего. А мы бы писали для них, переводили - в общем, облегчали бы восприятие". Александр Николаевич, уже уткнувшись в свои бумаги и почти забыв о моем существовании, ответил: "Ну неплохо".

Я радостно пришел к зампреду Гостелерадио и заявил, что вот, Яковлев одобрил. Тот, потрясенный, позвонил Председателю. Но спросить-то у члена Политбюро Яковлева, так это или не так, никто из этих чиновников ведь не мог!.. В конце концов, на меня фактически махнули рукой - и проект стартовал.

Хорошо это или плохо, но меня вела не возможность зарабатывать деньги. Мне просто было скучно. Я успешно делал карьеру, получал приличную зарплату, от Гостелерадио ездил за границу. Так что деньги в число мотивов не входили точно.

Да мы все тогда, наверное, к сожалению, просто не умели мыслить в рамках бизнес-логики. В чем-то нам это обстоятельство помогло, а в чем-то, напротив, помешало.

Те люди, которые пришли в бизнес на 3-5 лет позже, занялись нефтью, банками - в общем, серьезными делами. А мы крупным бизнесом заниматься возможности на тот момент не имели и даже не думали об этом.

Секрет имени

На закате 1980-х стали возникать первые совместные предприятия. Нас, как журналистов радио, приглашали на различные встречи, презентации, и мне пришла в голову мысль попросить у "новых" бизнесменов денег на наш проект. Поговорил с десятком очень довольных собой директоров. Но все они мою идею забраковали: "Есть ТАСС, есть "Правда". Что вы можете придумать нового?"

Но однажды я побывал на презентации советско-франко-итальянского СП "Интерквадро", которым руководил Лев Вайнберг- мудрый и интересный человек, умеющий мыслить глобально. Я пришел к нему с предложением всюду на нашей продукции размещать надпись "совместно с "Интерквадро" взамен на "материальную помощь". Помню, когда я сказал, что мне нужно всего лишь 20 тысяч долларов, он не смог сдержать усмешки.

Согласившись в принципе поддержать идею, Вайнберг потребовал представить ему тщательную проработку проекта. Первоначально при обсуждении схемы распространения информации я думал о создании курьерской службы из пяти десятков гонцов, которая по утрам доставляла бы клиентам бюллетени новостей.

Однако Вайнберга смущала российская неисполнительность, громоздкость и затратность схемы: "Кто-нибудь проспит, кто-то напьется, кто-то забудет, а клиенты будут раздражаться". Телетайпы тогда были лишь в ТАССе, а Интернета в России еще не существовало. Проблема распространения становилась ключевой и явно служила препятствием на пути реализации проекта...

Тут, на счастье, мне попался популярный тогда журнал "Наука и жизнь" с рассказом о новой технологии - передаче текстов по телефаксу. В "Интер-квадро" были знакомы с этим новейшим средством связи. "У меня их два", - гордо сказал Вайнберг, когда я прибежал к нему со статьей. "А что, это может сработать, хоть я ни разу ими и не пользовался", - заметил он. И мы тут же провели тест: послали страничку по факсу из одной комнаты в другую. Это было настоящее чудо: текст выполз в первозданном виде.

В результате долгих размышлений было решено отправлять клиентам информацию по факсам, которые только-только появились в мире. Их были в СССР считанные единицы - в основном в иностранных компаниях и посольствах, которые, как мы предполагали, станут нашими первыми клиентами (потом с большим трудом приходилось добывать их номера). Поэтому нами была придумана такая бизнес-схема - поставлять клиентам недорогие факсы, брать за них аренду и тут же давать пакет нашей информации.

Так мы создали первый вариант агентства - "совместное издание иновещания Гостелерадио СССР и "Интерквадро" - и стали первой компанией в СССР не только в области оказания информационных услуг, но и распространения факсов.

Но нас как юрлица еще не было. Мы были лишь неким персоналом. Все деньги делились между Гостелерадио и "Интерквадро". Нам платили небольшую зарплату, чисто символическую.

Тогда же, в начале лета 1989 года, родилось и название. Помню сидел я и прикидывал разные варианты. Хотелось чего-то звучного и современного. А в большой моде тогда были первые СП с международными партнерами, и у всех у них были такие яркие имена с приставкой "интер": "Интерквадро", "Интермикро" и т.п. Тут у меня, с учетом поразившей меня телефаксной технологии, щелкнуло: "Интерфакс"!

Первые шаги

Буквально через несколько месяцев мы стали прибыльными. Плата за подписку составляла 17 долларов в месяц, до сих пор не могу объяснить, почему. Видно, 20 казалось много, а 15 - обидно мало. При действовавшей тогда курсовой разнице, когда зарплата в 50 долларов уже считалась для журналиста весьма хорошей, 100 подписчиков обеспечивали нам достойную жизнь. Самый простенький факс стоил довольно дешево, окупался где-то за полгода.

На первые деньги, полученные от подписки, докупили несколько компьютеров, стали доплачивать журналистам, которые до того работали "из интереса". Через год компьютеров стало аж семь-восемь. У нас было несколько телефаксов, комната в 30 квадратных метров, около десяти постоянных технических сотрудников (машинистки, операторы факсов) и привлеченные на гонорарной основе журналисты Гостелерадио.

Число наших клиентов росло довольно быстро. Где-то через 3-4 месяца мы уже имели их под сотню. Каждый платил по 17 долларов, в сумме 1700 долларов в месяц, сумасшедшие деньги по тем временам. Но все они шли мимо нас. Мы не роптали, были абсолютно довольны положением дел, нам было интересно!

Где-то в начале 1990 года на нас начали ссылаться иностранные СМИ. Многие ведущие мировые издания на нас уже подписались. Помню очень долго не подписывалось на наши новости агентство Рейтер - там говорили, что должны посмотреть, насколько мы будем успешными. Они у нас около года бесплатно получали информацию, после чего мы сказали, или пусть платят деньги, или отключаем.

Кстати, у нас даже в мыслях не было давать информацию на внутренний рынок, своим внутренним СМИ. Сейчас, возможно, многие этого не поймут, но тогда была такая ситуация, когда внутренний враг считался страшнее внешнего.

На Запад писать дозволялось, главным было, чтобы свои этой крамолы не видели. Мы ведь давали другой взгляд, другую информацию о том, о чем ни "Известия", ни "Правда" в то время не писали.

Война идеологий

Итак, мы очень быстро стали популярными и, как следствие, для всяческих идеологических начальников опасными.

В середине 1990 года у "Интерфакса" начались проблемы. Где-то в это же время в окружении Горбачева произошел мощный раскол. В руководстве СССР тогда набирало силу крайне консервативное крыло - Лигачев, Крючков, Полозков и другие. Смотреть равнодушно, как ширится неконтролируемый поток информации, они не могли. Люди в ЦК, симпатизировавшие нам (Александр Яковлев, Евгений Примаков, Аркадий Вольский), предупредили, что не смогут нас защитить. Им самим было нелегко - между либералами и консерваторами шла очень жесткая борьба.

Гостелерадио по-прежнему жестко контролировалось Лигачевым, поэтому ситуация была для нас крайне непростая. А мы к этому времени уже стали каналом коммуникации для "либералов" из Политбюро, которые с удовольствием скидывали нам свои мысли, идеи, реагировали через нас на события в стране и мире.

Почти каждый день меня вызывали к начальству и прямо говорили, что если я не уйду подобру-поздорову, то положу на стол партбилет. Начали давить на моих сотрудников, увольняли технический персонал. Обзвонили всех корреспондентов иновещания на местах - с этими не сотрудничайте, ничего им не давайте. Давление было очень сильным.

Особенно, по всей видимости, допекало власти то, что начала выходить в ежедневном режиме наша совместная с Baltic News Service лента "Балтфакс". Сообщения из Прибалтики, которая в те дни быстро становилась "горячей точкой", разлетались за секунды, цитировались множеством СМИ и... бесили партийных бонз.

Агентство пережило девять иезуитских проверок за год. Придирались и проверяли все: пожарную безопасность, соблюдение трудового законодательства, финансовую отчетность и т.п. Это при одной-то комнате, десяти техсотрудниках и паре десятков штатных радиожурналистов, работавших за гроши по совместительству!

К концу года прессинг усилился и стало понятно, что развязка близка.

Мне уже напрямую различные чины в Гостелерадио говорили: ты доиграешься, не жди, пока тебя закроют, закрывайся сам. Но тут, как говорится, нашла коса на камень. Нам уже не хотелось закрываться.

В это же время поменялось руководство "Интерквадро". Поддерживавший нас Л.Вайнберг покинул компанию. Новые хозяева хотели тихо зарабатывать деньги, без всяких проблем с властями. Больше их ничего не интересовало. И они очень быстро заявили нам, что не желают участвовать в наших играх. Французы прислали письмо с отказом от продолжения своего участия в издании. Главный редактор нашей редакции на иновещании откровенно сказал мне, что не сможет нас отстоять и тоже подписал отказное письмо.

Но к тому времени уже вышел первый советский Закон "О печати", по которому трудовой коллектив СМИ или его главный редактор в случае отказа учредителя от своего издания имел право создать СМИ под тем же названием.

Осенью 1990 года, понимая, что надеяться можно только на собственные силы, воспользовавшись этим законом, я пришел к российскому министру печати и информации Михаилу Полторанину.

Никогда не забуду, как, когда я сказал ему, что ЦК хочет нас закрыть, М.Полторанин - близкий соратник Бориса Ельцина - злорадно засмеялся: "Сейчас мы им покажем". Сам сел за пишущую машинку, впечатал в бланк необходимые фразы и, вынув из кармана брюк министерскую печать, громко шлепнул по документу. "Что они теперь запоют?" - радостно проводил он меня.

Вся регистрация заняла минут десять. При этом зарегистрировали нас как печатный орган, но еще не как юридическое лицо. Затем с большими сложностями, но мы все же сумели зарегистрироваться и как общество с ограниченной ответственностью.

Главная проблема состояла в том, что у нас банально не было денег. По тогдашнему закону, минимальный уставный капитал ООО равнялся 50 тысячам рублей. Из них половину надо было заплатить сразу при регистрации, а вторую половину - до конца первого года деятельности. То есть нам надо было иметь минимум 25 тысяч рублей, а у меня на книжке было только 3 тысячи.

Я снял - к ужасу жены - все эти деньги и стал искать, кто бы еще вошел в партнеры. Предлагал буквально всем, кого знал. Несколько коллег по иновещанию согласились войти в капитал, но многие отказались. "Ты нам зарплату вовремя плати, а капиталистами мы быть не хотим", - говорили эти осторожные люди. Такие были времена.

Но, в конце концов, мы все же наскребли 25 тысяч рублей и смогли зарегистрироваться как ООО.

Почему "Интерфакс" отмечает День независимости 11 января

Разрыв с Гостелерадио, в помещении которого мы продолжали работать и штатными сотрудниками которого еще являлись (в "Интерфаксе" мы считались совместителями), был неминуем. Нам прямо заявляли, что мы - "не жильцы".

11 января 1991 года состоялось трехчасовое заседание коллегии Гостелерадио СССР, где обсуждался вопрос "о вредительской и антипартийной деятельности "Интерфакса" и его руководителя М.Комиссара".

Обсуждение длилось три часа, в течение которых меня полоскали тогдашний председатель Гостелерадио Леонид Кравченко, его услужливые замы и партактивисты. Это был классический обвинительный процесс с соответствующей стилистикой - "Михаил Комиссар льет воду на чужую мельницу" и т.п. В результате было принято решение нашу вредоносную деятельность немедленно прекратить. А надо сказать, что утром этого дня, предполагая самое худшее, мы предварительно разослали всем своим клиентам сообщения, что если больше не выйдем, значит, нас закрыли.

Человек сто иностранных корреспондентов в этот вечер дежурили около Гостелерадио. Никогда в своей жизни я не давал столько интервью, сколько в тот день. Закрытие "Интерфакса" стало тогда второй мировой новостью. Первой были сообщения из Прибалтики, где как раз началось обострение.

За несколько дней до этого на телевидении закрыли популярнейшую тогда программу "Взгляд". Теперь - нас. Все мировые телеканалы, агентства, газеты посчитали это важнейшим событием, иллюстрирующим непростое положение Горбачева и его сторонников.

Не выдержав такого внешнего медийного прессинга, советская идеологическая машина ответила в своем обычном ключе. На следующий день после закрытия в ответ на шум, поднятый в иностранных СМИ, в девятичасовой программе "Время" диктор, кажется Аза Лихитченко, зачитала заявление: в связи с волной слухов Гостелерадио СССР сообщает, что деятельность "Интерфакса" была признана неправильной; компетентные органы еще разберутся с агентством и его руководителем Михаилом Комиссаром... Можете себе представить, что тогда значило подобное заявление в программе "Время" - главной государственной информационной телепрограмме?

Мне немедленно позвонила из Харькова мама: "Миша, все. Тебя посадят". Но в тот момент у меня появилась какая-то ярость, желание доказать: я все равно продолжу дело, несмотря на вас, сволочей. Я же понимал, что то, что мы делаем, интересно и стратегически правильно, что общественную эволюцию не остановить. Меня прессинговали год - и по мелочам, вплоть до отключения электричества, и по-крупному. Это не могло не породить во мне здоровую злость: не дождетесь!

Нас вышибли из Гостелерадио за день, нарушив КЗОТ и прочие правила, уволив, без формального объяснения, всех журналистов. Пытались конфисковать и имущество, но мои угрозы обратиться в суд с последующим вычетом причиненных убытков из персональной зарплаты хозяйствующих начальников Гостеле-радио возымели действие. Нам дали ночь на то, чтобы вывезти всю технику и архивы.

Однако была проблема, куда все это перевезти. Где нас не тронут? У нас установились хорошие отношения с близким к Горбачеву Аркадием Вольским (в 1991 году - президент Научно-промышленного союза СССР), очень порядочным, мудрым человеком, впоследствии возглавившим Российский союз промышленников и предпринимателей. Я бесконечно благодарен Аркадию Ивановичу за то, что он не только помог нам разместиться, но и прямо защищал от давления могущественных лиц (из числа первой тройки в государстве). Разрешил нам переехать в Белый дом и Борис Ельцин (в то время глава Верховного Совета РСФСР). В общем, полгода мы, уже ставшие тогда юридическим лицом, работали в двух точках - Научно-промышленном союзе у Вольского и у Ельцина в здании Верховного Совета.

Притеснителям А.Вольский при мне - я часто сиживал в его кабинете - говорил, что он против закрытия "Интерфакса", что агентство будет находиться у него, и те, кто попытается этому помешать, будут иметь дело с ним лично. Его побаивались. Ельцину же никто просто не осмелился ничего сказать. Так, постепенно, от нас отцепились.

И несмотря на все катаклизмы 11 января, тогда мы прервали передачу подписчикам наших выпусков меньше, чем на сутки!

Вот с тех пор каждый год 11 января "Интерфакс" отмечает День независимости - это наш главный корпоративный праздник.

ГКЧП против SPRINT

ГКЧП, объявив 19 августа 1991 года о захвате власти, ввел цензуру, была прекращена деятельность многих СМИ и отключена международная телефонная связь. Тем не менее информация "Интерфакса" беспрепятственно доходила до зарубежных клиентов.

Дело в том, что в 1990 году, чтобы доставлять информацию в электронном виде зарубежным подписчикам, "Интерфакс" подключился к глобальной сети SprintNet.

Однако ни ГКЧП, ни КГБ, похоже, об этой сети не знали, и она продолжала работать, в то время как обычная телефонная связь с миром прервалась.

В результате в самый драматический период путча "Интерфакс" был почти единственным источником информации о происходящем в Москве и других городах Союза.

Наше представительство в США, открытое незадолго до путча, рассылало приходящие из Москвы сообщения по факсу всем американским СМИ, а также в Белый дом. На третий день кризиса новости стали столь горячими, что нашим журналистам приходилось зачитывать их сотрудникам американской администрации прямо по телефону, так как у них не было времени ждать у факса.

В 1991 году "Интерфакс" был выдвинут за освещение августовских событий на Пулитцеровскую премию, которая является, пожалуй, самой престижной наградой США в области журналистики и литературы.

Как у "Интерфакса" появилась Хартия

На рубеже 1980-1990-х годов, когда начал работу "Интерфакс", фактически формировались принципиально новые стандарты советской, а затем и российской информационной журналистики. Формировались, конечно, с опорой на мировой опыт.

Мы привыкли на иновещании адаптировать информацию для зарубежной аудитории, поскольку в оригинале читали сообщения иностранных информагентств (Рейтера, Франс Пресс, АП, ЭФЭ и других), знали стандарты и традиции зарубежной новостной журналистики. "Интерфакс" с самого начала делал ставку именно на них. И эти стандарты, основанные на принципах независимости, объективности, достоверности, существенно, я бы сказал радикально, отличались от правил советской партийной журналистики, советской пропаганды.

Повторю, что для российской журналистики того времени это было, как сказали бы сейчас, абсолютно инновационным подходом.

И конечно, мы хотели открыть еще один канал распространения альтернативной информации, неподцензурных новостей, хотели расширить рамки гласности, превратить ее, наконец, в цивилизованную свободу печати.

Здесь надо вспомнить, что вообще творилось тогда на отечественном информационном поле. А солировал на нем - ТАСС. Я вообще-то уважительно отношусь к этой организации. Это - большая структура, которая прошла большой путь. Там работали и работают много замечательных людей. Но в то время это была организация, в цели которой не входило своевременно, оперативно и ясно доводить информацию.

Сообщения ТАСС могли звучать примерно следующим образом: Генеральный секретарь ЦК КПСС встретился с госсекретарем США. На встрече затрагивались вопросы, представляющие взаимные интересы. Госсекретарь США подтвердил известную позицию американской стороны по поводу ракет в Европе. На это М.Горбачев заявил, что СССР боролся и будет бороться за мир во всем мире и никогда не позволит... Ну и так далее.

От этой белиберды на Западе шалели, никто ничего не мог понять.

Собственно, "Интерфакс" и занимался тем, что описывал эту же тему, но уже в адекватном формате: "Горбачев встретился с Шульцем. На встрече обсуждались разногласия по поводу размещения "першингов" в Европе. Американцы продолжают настаивать на том, что они не будут демонтировать базы в Германии и Турции. СССР заявляет, что его эта позиция не устраивает и он готов ответить контрмерами - размещением своих ракет в соседних регионах. Но это никому не выгодно. Поэтому советский лидер предлагает следующие варианты..."

Получив два-три подобных сообщения, потребитель очень быстро делал вывод, что на эту информацию стоит подписаться. Конечно, ее качество целиком зависело от профессионализма наших сотрудников, но оно было на очень высоком уровне. Ничего похожего до тех пор в СССР в принципе не было, и соревноваться в этом с советскими печатными органами нам было совсем нетрудно.

Принципы информационной работы, на которых строится деятельность агентства, мы считаем ключевым элементом нашего успеха.

Лет 10 назад Правление "Интерфакса" приняло Хартию агентства, принципам которой мы неукоснительно следуем и сегодня.

"Мы уважаем право общества знать правдивую информацию и делаем все от нас зависящее, чтобы эта информация стала ему доступна, - записано в Хартии. - Все это требует постоянного и бескомпромиссного соблюдения агентством и каждым журналистом, работающим в нем, этических и редакционных норм, принципов НЕЗАВИСИМОСТИ, ОТВЕТСТВЕННОСТИ, ТОЧНОСТИ И ОБЪЕКТИВНОСТИ".

"Интерфакс", говорится в Хартии, не допускает, чтобы его информация использовалась для лоббирования интересов какой-либо группы людей, организации или компании, появления в своих информационных сообщениях скрытой или явной политической или коммерческой рекламы.

Журналисты "Интерфакса", согласно Хартии, воздерживаются от высказывания в информационных сообщениях собственного мнения, предоставляя делать выводы самим получателям информации.

Экономика приносит деньги, политика – имидж

Мне очень помогали друзья и коллеги, поверившие в агентство. Такие системы, как наша, - это системы коллективные. Уже через несколько месяцев после начала проекта к нам стали подтягиваться умные, талантливые и энергичные люди. Те, кого достали. Те, у кого были мозги. Те, у кого был характер. Кому надоело играть в информационный идиотизм, который в то время существовал в Гостелерадио: жизнь сама по себе, а информационный поток сам по себе. Так что возле меня довольно быстро сложилась компания единомышленников, которые стали лучшими информационщиками страны.

Потом, уже в ельцинский период, мы осознали себя полноценной компанией, организовались как хозяйственная единица и стали думать, как жить и работать дальше. Было ясно, что общеполитическая информация останется важной составляющей нашей работы. С другой стороны, мне помог предыдущий опыт человека, связанного с экономикой. Я понимал, что политическая информация имеет довольно ограниченный рынок. Кто подписывается на нее? Средства массовой информации, властные структуры, представительства иностранных государств - это все. В общем, сотни, но не тысячи клиентов. И если мы хотели считать на десятки тысяч, нужно было заниматься бизнес-информацией. Но информационных услуг этого рода в Советском Союзе не было в принципе как класса. Приходилось создавать с нуля основы агентства деловой информации.

Итак, мы довольно быстро поняли значение экономических новостей. Для меня здесь особо впечатляющим оказался пример агентства Рейтер.

Я был поражен, узнав, что Рейтер только 5-6% своих доходов получал от продажи политической информации. Все остальное шло от финансово-экономического блока. В то же время я ознакомился с работой АП и Франс Пресс и понял, что агентства, которые специализируются только на политической информации, всегда бедны, им вечно не хватает денег. Поэтому мы изначально стали ориентироваться на модель Рейтера.

За счет общеполитической информации, которую все цитируют, создается имидж. А деньги приходят за счет финансово-экономического блока, потому что бизнес-клиенты платят больше, да их и просто намного больше количественно.

А где-то в 1991-1992 годах мы стали первыми в стране, кто начал профессионально развивать экономическую и финансовую информацию, сфокусированную на отдельных отраслях. В эти годы в основном сложился формат экономических новостей "Интерфакса", который мы также стремились сделать максимально близким к принятым на Западе, и он мало изменился за эти годы.

Еще в Гостелерадио мы издавали соответствующее издание для иностранцев. Оно называлось Soviet Business Today. Потом первыми перешли к созданию профильных изданий в таких сферах, как нефть и газ, металлы, банки и финансы, сельское хозяйство. Иными словами, стали развиваться как специализированное профессиональное агентство, подробно освещающее бизнес-темы.

Никто в СССР не писал так, чтобы это было понятно западным читателям, и чтобы на основании этой информации можно было принимать бизнес-решения - об импортных закупках зерна и контрактах на строительство, например, химкомбинатов, о торговле валютой. Помню, как госчиновники с недоумением спрашивали, когда мы интересовались объемом заключенного контракта в долларах или мощностью второй очереди завода КАМАЗ: "Зачем вам это надо?!"

Что такое "Интерфакс"

На волне огромного интереса на Западе к тому, что происходит в СССР, мы открыли первый зарубежный офис в Америке, затем создали компании в Германии, Англии, Гонконге. Стали обрастать своими бюро в разных точках бывшего СССР. И постепенно выросли до того, что есть сегодня.

А сегодня "Интерфакс" - это международная группа из порядка 35 компаний. Есть две крупные географические зоны, в которых мы работаем как информационная структура, собирающая и продающая информацию, - это страны бывшего СССР и Китай. Компании в США, Великобритании, Германии, Гонконге, Польше занимаются только продажами наших информационных и аналитических продуктов.

Безусловно, самая активная наша деятельность протекает на постсоветском пространстве, конкретно в России. Наши агентства на Украине, в Белоруссии, Казахстане и Азербайджане уверенно занимают лидирующие позиции на соответствующих информационных рынках. У всех у них свои замечательные менеджеры, отличные журналистские команды, свои многочисленные клиенты.

Далее - корпункты в других странах бывшего СССР. Главный координационный офис - но, подчеркиваю, не командующий, так как все наши подразделения, работающие в других странах, сами ведут свою редакционную политику, - находится в России, здесь у нас имеется около 50 бюро, практически во всех более или менее значимых центрах.

Отдельные агентства созданы в каждом федеральном округе. Всего их семь. Они занимаются локальной информацией, собирают и продают ее в своих регионах.

Наконец, отраслевые направления - агентства нефтяной, газовой, энергетической, финансовой информации.

Самый крупный зарубежный информационный проект Группы - информационное агентство "Интерфакс-Китай", которое сегодня является крупнейшим зарубежным СМИ в КНР.

Группой "Интерфакс" создана сеть пресс-центров, которая не имеет аналогов и объединяет 30 пресс-залов на территории России, Украины, Казахстана и Азербайджана.

В состав Группы также входит ряд специализированных структур, занимающихся разработкой поисковых баз данных, предоставлением услуг в сфере IR и раскрытия информации. В их числе агентство "Интерфакс-АКИ", располагающее крупнейшей базой данных корпоративной информации СПАРК - более 12 миллионов компаний России, Украины, Казахстана; а также Центр экономического анализа - ведущая аналитическая компания России и СНГ, выпускающая известные под брендом "Интерфакс-100" и "Интерфакс-1000" рэнкинги банков и страховых компаний.

Группа успешно сотрудничает с ведущими мировыми компаниями. Так, Moody‘s Interfax Rating Agency, созданное в партнерстве с мировым лидером рейтингового бизнеса агентством Moody‘s Investors Service, занимает лидирующие позиции на российском рынке рейтинговых услуг.

В конце 2004 года Группа начала активно развивать новый для себя, да и в целом для российского рынка бизнес-бюро кредитных историй. Партнером "Интерфакса" по этому проекту выступает крупнейшее мировое кредитное бюро Experian, с которым на паритетных началах создано бюро кредитных историй "Экспириан Интерфакс". Сегодня "Экспириан Интерфакс" входит в тройку ведущих кредитных бюро России.

С 2006 года стратегическим партнером "Интерфакса" в России и области предоставления IR-услуг (Investor Relations) выступает одна из крупнейших мировых информационных компаний - Thomson Reuters.

В 2008 году приступило к деятельности совместное предприятие "Интерфакс-Ди энд Би" ("Interfax-D&B"), созданное "Интерфаксом" на паритетных началах с мировой корпорацией Dun & Bradstreet. СП предоставляет международным клиентам информацию о российских компаниях, источником которой является уже упомянутая база данных СПАРК.

Зарубежные структуры Группы управляются из Лондона. Там находится руководство Центральной Европы, Германии, США, ЮВА.

Общее количество наших сотрудников сегодня составляет более 1000 человек. Информацию о своих доходах мы не разглашаем. Но в любом случае информационные агентства - не нефтяные компании. Они не оперируют сотнями миллионов или миллиардами долларов...

Структура, которая живет

Очевидно, что "Интерфакс" достиг серьезных успехов. Но у меня нет ощущения, что мы уже в верхней точке пути. Наши планы расписаны на несколько лет вперед. Повторяю, такие структуры, как наша, не могут зависеть от одиночек. У нас много высокопрофессиональных, великолепных людей - и менеджеров, и журналистов.

Кстати, понимание того, что ставить знак равенства между Комиссаром и "Интерфаксом" просто жизненно опасно, пришло в середине 1990-х годов, когда на нас пошли наезды. Мне было очень интересно, но я вдруг осознал, что если Комиссар будет эквивалентен "Интерфаксу", то это значит, что меня просто завтра убьют, чтобы все забрать. Поэтому даже из инстинкта самосохранения необходимо было создать такую структуру, при которой система должна была работать практически на автомате. Должны были появиться менеджеры - люди, которые способны принимать решения и успешно управлять компанией.

С другой стороны, наш бурный рост уже не позволял заниматься всеми вопросами одному человеку. Масштаб бизнеса, специфичность вопросов, которыми мы занимались, требовали вовлечения в менеджмент большого количества инициативных, талантливых людей, которые обладали знаниями и в тех областях, в которых я был явно слабее их: рейтинговый бизнес, финансовая аналитика, инвестор релэйшенс, кредитное бюро и т.п.

Вообще, я люблю, когда рядом со мной работают люди, лучше меня разбирающиеся в специальных вопросах. Мне нравится общаться с ними, слушать их экспертные заключения о сложных вопросах и видеть, как они формулируют задачи и намечают пути решения.

Думаю, что это самый нормальный подход для создания бизнеса с нуля. Понятно, что всегда нужен кто-то с начальной идеей. Но потом отцы-основатели должны обрастать сподвижниками - людьми, которые будут сами вырабатывать новые идеи. Сегодня "Блумбергом" руководит не Майкл Блумберг - однако все развивается успешно. Рейтер - вообще отдален от своих акционеров. Естественно, я играю активную и, надеюсь, важную роль в жизни компании. Но при этом могу совершенно спокойно уехать куда-нибудь на месяц, заняться разработкой нового проекта, развивать старые, а все компании при этом будут успешно работать. Я стараюсь мотивировать своих коллег на генерирование идей. Самое страшное - когда люди вдруг начинают считать себя стадом, людьми, от которых не ждут творчества. Такая структура неминуемо умирает.

Сегодня Группа "Интерфакс" управляется лучшими специалистами в области информации. Это - Владимир Герасимов, Георгий Гулиа, Ренат Абдуллин, Алексей Горшков, Вячеслав Терехов, Сергей Яковлев, Юрий Погорелый, Роман Лаба, Алексей Мешков, Родион Ромов и многие другие.

Наши менеджеры вырабатывают идеи и сами же их воплощают в жизнь. Все ходят с проектами. По-моему, это признак хорошего здоровья компании. Я очень рад тому, что мне приходится даже тормозить коллег и говорить: подожди, ты забежал далеко вперед. Это гораздо лучше, чем видеть потухшие глаза…

Источник: "Интерфакс"

Основатель компании

Лев Иосифович Вайнберг

Лев Иосифович Вайнберг (6 мая 1944 - 22 февраля 2010) - известный предприниматель, финансист и общественный деятель, один из пионеров частного бизнеса, начавших возрождать предпринимательство в России, создатель и руководитель Международного Объединения "Солев".

В 1987 году на заре перестройки основатель МО «СОЛЕВ» Лев Вайнберг организовал и стал Генеральным директором одного из самых первых совместных предприятий в бывшем СССР – советско-французско-итальянского СП «Интерквадро», занимавшееся сбором, тестированием, реализацией компьютеров, программным обеспечением, разработкой крупных проектов по автоматизации для различных предприятий и ведомств. "Интерквадро" собрало около ста лучших математиков страны, многие из которых сейчас занимают ведущие позиции в известных фирмах по всему миру. Энтузиазм первых лет перестройки, энергия профессионалов, вырвавшихся на свободу новых для СССР рыночных отношений – все это привело к тому, что СП «Интерквадро» буквально за два года вышло на годовой оборот более 60 млн. долларов, что сделало его абсолютным рекордсменом в своем секторе новой экономики. Совместно с Михаилом Комиссаром Львом Вайнбергом при "Интерквадро" была создана компания "Интерфакс".

После романтической «эпохи» «Интерквадро» Л.И. Вайнберг с 1990 по 1993 года работал в качестве финансового консультанта в России всемирно известной американской корпорации «IBM».

С 1990 года является владельцем, совладельцем и руководителем около 20 частных компаний, позже объединенных в группу "Солев".

Имея за плечами два высших образования (Московский авиационный институт и механико-математический факультет Московского государственного университета), ученую степень кандидата технических наук и Премию Совета Министров СССР, а также большой жизненный опыт и явный талант организатора, Лев Иосифович Вайнберг сумел объединить вокруг себя коллектив единомышленников, создав ряд частных компаний, позже объединенных в группу "СОЛЕВ".

В 1992–1999 годах был членом и Председателем совета директоров Российского банка реконструкции и развития (который в то время являлся агентом Мирового Банка в России), был одним из учредителей и затем почти 6 лет членом Совета директоров «Инкомбанка», а также членом Совета директоров или Председателем Совета директоров ещё трех российских банков, активно участвовал в Международных конференциях, встречах, Давосском форуме и организовал или возглавлял более 30 различных предпринимательских, коммерческих и банковских структур. С 1991 по 1993 гг. — Вице-президент Международного фонда содействия приватизации и иностранным инвестициям, с 1992 г. — Председатель Совета директоров АО «Центринвест» (реконструкция центра г. Москвы), с 1993 г. — Председатель Совета директоров АО «Росвтордрагмет», Член Совета директоров Международной технологической корпорации «Сирена-3», Вице-президент АО «Космофлот», с 1993 г. — член Редакционных советов ряда газет и журналов.

Одновременно Л.И. Вайнберг стал одним из лидеров общественных движений «пионеров» нового предпринимательства в России. В начале 1988 года он организовал и возглавил первую в бывшем СССР общественную организацию предпринимателей, которая называлась «Ассоциация совместных предприятий, международных объединений и организаций», и был её бессменным Президентом более 10 лет (на данный момент Председатель наблюдательного совета). В качестве Президента этой Ассоциации Л.И. Вайнберг участвовал в руководстве Советов по предпринимательству при Президентах СССР (М.С. Горбачев) и России (Б.Н. Ельцин), Советах при Правительстве СССР и России. Был членом Президиума «Круглого стола бизнеса России», других многочисленных общественных объединений того времени. В 1998 году в связи с десятилетием юбилеем старейшей общественной организации предпринимателей – «Ассоциации совместных предприятий» Л.И. Вайнберг, как ее Президент, был удостоен ордена Дружбы.

С 1991 по 2006 год – вице-президент «Российского союза промышленников и предпринимателей», авангарда деловой элиты новой России. В 1993 году был одним из тех, кто в составе Конституционного совещания участвовал в подготовке и подписании (среди 300 человек со всей страны) Основного закона России - Конституции. В 1993–2003 годах Л.И. Вайнберг – активный член Трехсторонней комиссии по социальному партнерству (Правительство – Профсоюзы – Предприниматели), важного общественного органа, предусмотренного Конституцией РФ. В 1993 году был одним из основателей Совета по внешней и оборонной политике, а в дальнейшем членом Президиума этого Совета. В 1991 г. — Л.Вайнберг активно участвовал в борьбе против ГКЧП.

Л. И. Вайнберг активно занимался благотворительностью, он являлся вице-президентом или председателем нескольких фондов: «Предприниматели и политики — детям», «Анти-СПИД», «Промышленно-инвестиционный фонд» и др.

Активная общественная деятельность, широкие деловые связи и накопленный опыт сопутствовали не только деловой карьере Л.И. Вайнберга, но и становлению Международного объединения «СОЛЕВ».

Масштабные экономические и политические изменения, происходившие на переломе СССР/Россия с 1987 года, деловое сотрудничество с ведущими промышленниками, экономистами и финансистами международного уровня, огромный опыт общения с предприятиями реального сектора экономики в более чем 40 регионах России, глубокие знания в области инвестиционно-финансовой деятельности, аналитические способности научного работника, предопределили сферы профессиональных интересов Л.И. Вайнберга и созданной им группы МО «СОЛЕВ».

Экспортно-кредитные агентства

Австралия
- Export Finance and Insurance Corporation (EFIC)

Австрия
- Oesterreichische Kontrollbank AG (OeKB)

Венгрия
- Hungarian Export Credit Insurance Ltd (MEHIB)

Германия
- HKEC - Hong Kong Export Credit Insurance Corporation

Дания
- Eksport Kredit Fonden (EFK)

Испания
- Instituto de Credito Oficial (ICO)

Италия
- SIMEST (Interest Support Institution)

Канада
- Export Development Corporation (EDC)

Китай
- SINOSURE - China Export & Credit Insurance Corporation

Люксембург
- Office du Ducroire(ODL)

Малайзия
- Malaysia Export Credit Insurance Berhad (MECIB)

Нидерланды
- Nederlandsche Credietverzekering Maatschappij N.V. (NCM)
- ATRADIUS Credit Insurance N.V.

Норвегия
- Garanti-Instituttet for Eksportkreditt (GIEK)
- Eksport Finans

Польша
- Polish Export Credit Insurance Corporation (KUKE)

Словакия
- Export-Import Bank of the Slovak Republic

Словения
- Slovene Export Corporation (SEC)

США
- Export-Import Bank of the United States, (US EX-IM)

Турция
- TURK EXIMBANK - Export Credit Bank of Turkey

Финляндия
- Finnvera (Export Credit Agency)
- FIDE (Interest Support Institution)

Франция
- Coface (Export Credit Agency)
- Natexis (Interest Support Institution)

Чехия
- Export Guarantee and Insurance Corporation (EGAP)

Швеция
- Swedish Export Credits Guarantee Board, Export Kredit Namnden (EKN)

Южноафриканская республика
- Credit Guarantee Insurance Corporation (CGIC)
- Development Bank of Southern Africa (DBSA)
- Industrial DevelopmentCorporation (IDC)

Южная Корея
- Korea Export Insurance Corporation (KEIC)
- The Export-Import Bank of Korea

Япония
- EID/MITI
- Japan Bank for International Co-operation (JBIC)

Наши книги

Наши книги

Обратная связь

Информационно-клиентская служба

Телефон: +7 (495) 737-3053
+7 (495) 737-3054
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Секретариат

Телефон: +7 (495) 730-96-84
+7 (495) 730-96-85
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Офис Международного объединения "СОЛЕВ" расположен по адресу:
107045, Россия, г. Москва,
Большой Головин переулок, д.2
Схема маршрута к нашему офису от ближайших станций метро:
Цветной бульвар, Трубная, Сухаревская

Наша команда

Солев – это эффективно взаимодействующая между собой, с партнерами команда профессионалов из России, Германии, Швейцарии и США, нацеленная на успешную реализацию проектов наших клиентов. Основная часть команды – люди с инженерным и банковским опытом, способные в максимально короткие сроки структурировать сделку и провести ее через все необходимые процедуры одобрения в Финансирующей организации.

Структура Солева состоит из следующих групп специалистов:

Организаторы финансирования

Первая, ключевая группа специалистов – партнеры и специалисты, ответственные за сопровождение проектов в российских крупных (ВЭБ, Номос, Сбербанк, Газпромбанк, ВТБ, РСХБ) и средних банках (Инвестбанк, Локо-банк и многие другие), ряде немецких и чешских банков, зарубежных инвестиционных фондах, российских венчурных структурах. Они же представляют проекты, крупным корпорациям – постоянно работающим с нами стратегическим инвесторам и отдельным частным инвесторам. Именно наличие такой опытной, «закаленной в боях» группы и определяет успешную реализацию проектов наших клиентов, а, значит, и успех самого Солева.

Анализ входного потока проектов

Это, прежде всего, информационно-клиентская служба, которая анализирует приходящие к нам проекты и определяет возможные схемы их реализации, этой службой руководит лично Президент компании.

Аналитики

Сердце нашей компании: аналитики, отвечающие за подготовку ТЭО, маркетинговых исследований, бизнес-планов, инвестиционных меморандумов и презентационных материалов. Колоссальный опыт, накопленный нашими специалистами при подготовке и анализе проектов из разных сфер народного хозяйства (прежде всего, промышленность, сельское хозяйство, проект недвижимости, новые технологии).

Административный персонал

Мы также гордимся административным персоналом нашей компании, некоторые их них с нами по пятнадцать – двадцать лет, рекорд поставила одна из сотрудниц, начавшая работать с нами в 1987 году, еще во времена «Интерквадро».

Эксперты

За двадцатилетнюю историю Солева, мы наработали плотные отношения и связи с экспертами в различных секторах экономики: прежде всего в сельском хозяйстве, недвижимости, судоходстве и портовом секторе, нефтегазовой отрасли, большинстве отраслей промышленности, прежде всего металлургии, металлообработке, индустрии строительных материалов, и многих, многих других. Опыт наших экспертов – еще одна составляющая успеха Солева